July 13th, 2015

Writernew

Роберт Шиндель "Израненные корни"

3563818_800pxRobert_Schindel_Viennale_2012 (700x466, 53Kb)Роберт Шиндель (род. 1944) - очень интересный австрийский писатель и  поэт. Основной темой произведений Шинделя остаётся Холокост. Наиболее известен его роман «Уроженец» (нем. «Gebürtig», 1992), по которому в 2003 Шиндель вместе с Лукасом Штепаником поставил одноимённый фильм с Даниэлем Ольбрыхским. Шиндель удостоен ряда австрийских литературных премий, в том числе Премии Эриха Фрида (1993), премии Мёрике (2000), премии г.Вена (2003). Он является действительным членом Свободной академии искусств в Гамбурге.

Мне больше всего нравятся переводы его стихов  кандидата философских наук Татьяны Вайзер, которая будет в среду в моем ток-шоу "Культьуротека".

Поиск слова

Должен я, наконец, к языку подступить,

В языке разрешиться, слов отдельных нарезать

Ломти — стылой кровью — вынуть из Слова

Кристалл, непреложную твердь.

 

Несладко это — в Слово идти, в язык —

Не в трактир пьянчугой. Но снова

Боги снисходят с небес

И, светом пронзая насквозь, велят мне

Идти.
 

Во Внутреннем

Хайнцу Д. Хайзлу
 

1

Во внутреннем Слова

Где кровоточат букв дёсны

Где они по складам они недорослые

Отщепенцы всякого края и всякого крова

 

Во внутреннем сказанного

Во внешнем кажимого

Во внешнем недуга

Во внутреннем совпадения
 

2

Упрочим упрячем и прочь на ходу припевая

Зашорим запнёмся новые домы застроим

Небо чадом прочадим и в гробах погребая

Затопчем задурим затонем в печали и скорби
 

3

Будем бурлить бултыхаться быльем порастая

Биться по ветру и верить страдая

Словами словами тошнит нас

Их внутренним их крово-

Точением букв

Слогов их стружкой —

 

Кружка за кружкой
 

Израненные корни

1

Ибо и я уж не юн, предо мной — старого мира увядшие страсти

Мира, в который свою я погружаю с размаху носатость

Будто минувшее держит Истории поступь во власти

В известь ее заливая в речистой избитости фразость

 

Как если бы рассыпаны раскрошены были

так сынычеловеческие из Тогда в Сегодня бредут

Подгонят всё к анувотбытию под себя подведут

мира смыслы… А Вязальщик силы немыслимой

 

Вопьется мне в душецарство и — кровь ключом!

Я, такой правильный, такой соразмерный жизни,

С Минувшего антуражем к плечу плечом

 

Утрамбую на вечнозелёных холмах евреев

Что в мертвенности своей — говорю вам — недвижны

Так, что Грядущим и не повеет
 

2

В ветроразвеянии торчу один смешон

Не мне уж Нововзъершённое по алфавиту разгрести утрясти

Как если бы без руки-без прибора к Сегодня пришел

Грёзебудущегомгновения — и той меня не прельстить

 

Будто миру заповеди моей урок изрычав дам

Могил братских прах, что себе нарыли, да костей испарений клубы

Духа, дыхания кристалл пережуют перемелят губы,

Я — смертиградов новых жилец. Сказать вам —

 

Как чуждо мне в настоящее ваше нить ослабить?

Глаз кровочерпание испить до дна должен

И в восторге любви моей заплутать погибнуть

 

Но ветшаю старость моя, ибо хотел воедино с гибелью,

тысяч и тысяч крови Граалем — Надежды зарево сплавить

Тех, что, бурерожденными, испокон веков буду славить
 

3

Так покоится корень до крови стёрт

Так зияет он скрытый тенями ночи

И ко дну идёт.

В грядущего свечении навсегдапогребён вяжет Вязальщик слов

что есть мочи

В страждущем рта горниле ткёт

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Writernew

В поисках Китеж-града. Путевые заметки пилигрима

3563818_ZOV_7748 (700x492, 276Kb)Моя статья, которую я написал  по мотивам командировки в сердце поволжского старообрядчества - на озеро Светлояр.

По роду своей профессиональной деятельности редактора географического журнала мне приходится иногда совершать путешествия в самые разные регионы России. С каждой поездкой у меня всегда связаны какие-то особые ассоциации, я очень легко могу вспомнить настроение и первые впечатления от путешествия. Путешествию обычно предшествует тщательная подготовка — я читаю о месте, куда поеду, его истории, географии и особенностях, чтобы понимать как правильно распределить время, что нужно посмотреть обязательно, а что можно и не смотреть.

Но каждое свое путешествие, длительное оно или нет, я воспринимаю как своеобразное паломничество. В таком путешествии важно быть внимательным к деталям, особым знакам и символам, окружающих нас. Обычно мы весьма невнимательны к жизни, поэтому и в деталях пропускаем общую картину.
 
Collapse )
Writernew

Книжная полка. П.И. Мельников (А. Печерский) "В лесах" и "На горах"

После путешествия на озеро Светлояр я заказал в букинисте себе знаменитую дилогию П.И. Мельникова "В лесах" и "На горах".  Мельников-Печерский - русский прозаик и историк. Детские годы провел в “лесном городке” Семенове Нижегородской губернии, окруженном старообрядческими скитами. Окончил Казанский университет. Служил учителем истории и библиотекарем. В начале 1840-х сблизился с В.И. Далем и архиеп. Иаковом, знатоком раскола. Много занимался краеведением, изучением статистики и археологии, работал в архивах. С 1847 — чиновник особых поручений, в 1850 причислен к Министерству иностранных дел, в эти годы активно боролся против раскольников, в т. ч. силой убеждения: вступал в богословские споры, обратил ряд скитов в Православие. Однако в эпоху реформ выступил с заявлением, что не считает более раскол опасным для государства, а потому находит его преследование излишним и даже вредным (“Записка о русском расколе”, 1857). По мнению Даля, был “первостепенным знатоком русского быта”. В истории русской литературы остался прежде всего как автор дилогии из жизни заволжского старообрядческого купечества “В лесах” (1871-1874) и “На горах” (1875-81). К слову сказать, именно благодаря Мельникову-Печерсокму мы и знаем легенду про подводный Китеж-град на озере Светлояр.

3563818_11745679_10205762930765871_8513890213530649327_n (525x700, 274Kb) 3563818_11665470_10205762930845873_6434964220228737345_n (525x700, 223Kb)

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru