?

Log in

No account? Create an account

Предыдущие записи | Следующие записи

3563818_5587dff6d730d (462x700, 199Kb)Начну с того, что для меня проза Алексея Макушинского обладает необыкновенным, волшебным качеством - это не просто особая галактика, куда ты попадаешь, как читатель, это параллельный, абсолютно реальный и осязаемый, трехмерный мир, где ты чувствуешь запахи, слышишь музыку, тебя пробирает озноб и ты мучаешься от духоты. Все это я впитываю и ощущаю, погружаясь в написанный текст.

Роман "Пароход в Аргентину" написан стремительно уходящим из литературы русским языком. Если вы посетите писательские курсы, то вам обязательно расскажут про короткие предложения, глаголы и существительные и опасность сложноподчиненных конструкций. Макушинский рушит напрочь все эти шаблоны. Поэтому сначала его текст читать трудно, но когда ты проникаешь в течение его прозы, то ловишь себя на том, что ты думаешь языком романа, вставляешь в свою речь французские или английские слова, да и словесные конструкции становятся поэтичнее и длиннее.

Говорить о смыслах романа стоит, но тут ты будто соприкасешься с волшебной шкатулкой - новый смысловой слой открывает следующий и так до бесконечности. Действие романа разворачивается в конце XX века в Европе: главный герой путешествует во Францию, чтобы встретиться со всемирно известным архитектором Александром Воско (Воскобойникова) — другом легендарных Миса ван дер Роэ и Жана Балладюра.Это не просто встреча двух людей на Европейской земле - это преречение времен, пространств и ментальностей. Они словно и не существуют сейчас на реальной земле, но абсолютно реальны. В романе есть важная отправная точка - пароход в Аргентину, который изменил когда-то жизнь Александра Воско и меняет жизнь лирического героя романа. 

Мне очень сложно говорить о романе, потому что он не просто многослоен, он еще  и мультикультурен, то есть каждый новый герой романа приносит и свою ментальность и свою культуру. А еще в романе есть отдельный герой - это архитектура, она необыкновенно живая и все время меняется, преследуя героев романа и наполняя текст своими смыслами. Вот один из важных, на мой взгляд отрывков об этом: "Мы ищем в архитектуре того же, что мы ищем, в конце концов, в жизни, - говорит он (как будто решившись...). - Мы обречены, - говорит он, - на поиски некоего смысла (a sort of sense). Вновь и вновь переживаем мы откровения смысла, проблески смысла, промельки смысла... Мы не можем его высказать, но можем его осуществить (realise)".

К этому осуществление смысла и приходит главный герой романа, которому нужно поспеть на какой-то поезд, уходящий когда-то куда-то откуда-то.

Друзья, в нашем обсуждении у меня в ЖЖ (esdra ) участвует сам автор романа Алексей Макушинский. У нас есть уникальная возможность пообщаться с самим создателем мира романа "Пароход в Аргентину".

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Comments

jonny_begood
Sep. 25th, 2015 01:53 pm (UTC)
Продолжим критиковать)
В этом контексте вспоминается еще один недавний текст о русской эмиграции – «Харбинские мотыльки». У Андрея Иванова русский человек, оторванный от Родины, от почвы - это «семя, которое нигде не прорастет». У Алексея Макушинского все иначе. Его герои выполняют высокую миссию. С помощью архитектуры они делают жизнь более осмысленной. «Сделать этот невыносимый мир чуть менее невыносимым, - хорошая задача для архитектора»,- говорит Александр Воско. И для Граве, и для Воско строительство было «постижением истины». Следовательно, рассказчик пытался нам эту истину передать. И вот тут возникает вопрос: В чем истина? Только ли в том, чтобы попытаться сделать этот невыносимый мир чуть менее невыносимым? Как-то уж совсем мрачно:)
al_mak
Sep. 25th, 2015 02:43 pm (UTC)
Евгений, я думаю, моя функция здесь скорее отвечать на вопросы, чем на критику :) Но все-таки одно замечание. Когда я писал о "строительстве как постижении истины", то думал, конечно, о некоей истине "не-вербальной", не облекаемой в слова, и потому делающей излишним Ваш пилатовский вопрос. Как Мандельштам писал, что "тот не рожден строителем, для кого звук долота, разбивающего камень, не есть метафизическое доказательство". Он ведь не думал, что это доказательство можно еще как-то сформулировать словами... Здесь то же самое.
jonny_begood
Sep. 25th, 2015 02:48 pm (UTC)
Спасибо. Принято)
jonny_begood
Sep. 25th, 2015 03:16 pm (UTC)
Алексей, позвольте тогда еще один, может, не очень приятный для вас вопрос. Один из моих учителей, краснодарский критик, завкафедрой зарубежной литературы КубГУ Алексей Татаринов написал в своей рецензии, что потенциальному ценителю вашей книги просто необходимо «испытывать легкое презрение к этой стране (России), печально вздыхать о своей судьбе, прочно связанной с неполноценным советским/постсоветским миром, и сквозь тысячекилометровые пространства смотреть на Запад – регион правды, истинного человеческого покоя и даже возможного счастья».
Дело в том, что мне тоже показалось, что герой романа испытывает к России легкое презрение. Это так? Чем бы вы ответили на подобные слова критика?
al_mak
Sep. 25th, 2015 04:25 pm (UTC)
Вопрос как вопрос, ничего особенно неприятного в нем нет :) "Я вам не скажу за всю Одессу...", то есть за какого-то выдуманного "потенциального ценителя", а вот в реальных ценителях я с такими чувствами что-то не сталкивался. Спросите у присутствующих, сочувственно писавших о книге. Вряд ли они узнают себя в этом портрете. И уж во всяком случае эти эмоции совершенно чужды автору. Мне кажется, эти рассуждения происходят от смешения "русского" и "советского" (с которым, конечно, я не согласен).
esdra
Sep. 25th, 2015 08:26 pm (UTC)
Вопрос был не ко мне, но вставлю свои пять копеек. Я люблю Россию, не испытваю к ней презрения и уж тем более не испытываю презрения к русским людям, и при этом я не увидел этого презрения ни в романе, ни в словах его героев. Мне кажется как раз текст полон люьви к России.

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner