Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Writernew

Книжные новинки. Стивен Фрай. Миф и Герои

🔸Я уже давно и много говорю, что в моем любимом издательстве Фантом Пресс  работают настоящие волшебники и маги. Книги этого издательства всегда желанные завсегдатаи на моих полках. Но к этим двум книгам я присматривался очень долго и все же купил.

3563818_XWCkqKYpJQ (450x600, 123Kb)
 


🔸У меня очень сложное отношение к Стивену Фраю, по разным причинам. Однако его книги "Миф" и "Герои" обречены стать на полку с любимчиками. Удивительно как Фрай умеет работать с античными мифами. Он умудряется пересказывать их так, что не теряет своего голоса и при этом древнегреческие мифы не становятся писательскими байками и поводом для постмодернистских анекдотов.

🔸И ещё важно, что по-русски с нами эти две книги заговорили благодаря переводам великолепной Шаши Мартыновой. А, значит, это волшебство вдвойне. С чем я нас всех и поздравляю!


#стивенфрай #миф #герои #фантомпресс

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Writernew

Короткий жанр от Галины Юзефович. Андрей Битов

Взял у Галины Юзефович

"Как я и обещала, я теперь по понедельникам перечитываю рассказы - и делюсь своими впечатлениями по их поводу. В этот раз я перечитала рассказ Андрея Битова "Вид неба Трои" - ну, что сказать, за прошедшие годы он не стал хуже. Определенно, это по-прежнему мой любимый рассказ у Битова (выдающегося, надо сказать, мастера этого жанра) и вообще один из самых любимых коротких текстов русской литературы.

Первое и самое, пожалуй, любопытное в нем - его язык: "Вид неба Трои" подчеркнуто, преувеличенно интернационален. Он выглядит эдаким "переводом с нерусского" (потом этот же прием культурного, извините за выражение, остранения применяли, скажем, Мариам Петросян в "Доме, в котором..." и Сергей Кузнецов), он нарочито удален от нашего понимания русской прозы - и именно поэтому, строго по Шкловскому, создает некоторое новое ее видение, новую интерпретацию. Это тем более здорово, что Битов вообще-то отлично умеет писать специфически русскую прозу - его "Пушкинский дом" или "Улетающий Монахов" (мои любимые битовские книжки) глубоко укоренены в русской литературной традиции, включены в отечественный культурный континуум, одним боком упираются в Бунина и Куприна, другим в Довлатова. И совсем другое дело "Вид неба Трои" - высокомерный одиночка, рассказ без роду и племени, эдакий блестящий сирота.

Англоязычный (presumably) рассказчик, итальянский (судя по имени) герой и усредненные западноевропейские реалии создают внутри рассказа пространство максимальной универсальности - именно для этого, собственно, и нужен подобный прием: отказываясь помещать свой рассказ в русский культурный контекст, Битов подчеркивает - это не русская история, это история общечеловеческая, глобальная, притчевая. Отсюда, кстати, и проистекает тот ледяной холод, которым веет от "Вида неба Трои": глобальная, понятная без перевода притча не может себе позволить теплых и уютных подробностей, заземляющих примет чего-либо родного и привычного - будь то язык или бытовые детали.

И вот в этом стерильном, разреженном, условном пространстве (подчеркнутом описанием идеально пустой и чистой комнаты героя) разворачивается история настолько жгуче человечная, настолько больная и узнаваемая, что у меня даже при попытке ее пересказать мороз по коже и ком в горле. История обесценивания настоящего за счет будущего, универсальная метафора невыносимо соблазнительного и заведомо гибельного желания заглянуть за собственный горизонт. Банальная, как любая притча, и, как любая правильно сконструированная притча, бесконечно волнующая и вневременная. Я не буду пересказывать сюжет - он безупречен и прост (к тому же, мне правда хотелось бы, чтобы вы перечитали этот рассказ сами), но для меня он удивительным образом послужил в свое время важным жизненным предостережением, причем уже во взрослом возрасте - чуть ли не единственный художественный текст, о котором я могу сказать подобное.

Словом, совершенство, с какой стороны ни посмотри. После него прямо непонятно, что читать дальше. Думаю, что для разнообразия заготовлю себе на следующую неделю что-нибудь из Моэма - из "Эшендена", например. Давно его не перечитывала."

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Writernew

Детские фотографии голливудских звёзд

Как приятно бывает порой достать альбом с детскими фотографиями и посмотреть на себя маленького. Да что там на себя, на других тоже смотреть интересно. Особенно, если эти "другие" выросли и стали знаменитыми. Вот только известные люди часто утаивают фотографии своих детских лет.
 

Орландо Блум
Детские фотографии голливудских звёзд (57 фото)

Collapse )

Writernew

Хочу все знать. Бритва Оккама

3563818_OKKAM (220x277, 4Kb)

«Бритва Оккама» — принцип, выдвинутый английским философом XIV века Уильямом Оккамом: не следует умножать сущности без необходимости. Это означает, что решение не должно быть сложнее решаемой задачи, а также следует отдавать предпочтение более простым теориям перед более сложными, если и те, и другие подтверждаются практикой.

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Writernew

Мои любимые актеры. Эдвард Нортон

3563818_3481_1756x2400 (512x700, 212Kb)И еще одного актера хочу представить вашему вниманию - Эдвард Харрисон Нортон. Как его охарактеризовать? Это актер, у которого нет профессиональных границ. Он может гениально сыграть в комедии и тут же сняться в экзистенциальной драме. Его мерзавцы омерзительны, а положительные герои многогранны и интересны. Одним словом - это Эдвард Нортон. Лично я его открыл для себя, когда посмотрел "Американскую историю Х", где он сыграл неонациста.

Нортон родился в Бостоне, штат Массачусетс, но вырос в городе Колумбия, штат Мэриленд. В пять лет Эдвард заинтересовался театром, вскоре начал заниматься в Оренстейновской Колумбийской школе театрального искусства и в восемь лет дебютировал на сцене в местной постановке.





Collapse )

Writernew

С днем рождения, Тимоти Саймон Смит

Сегодня одному из моих любимых актеров Тиму Роту (настоящее имя Тимоти Саймон Смит) исполнилось 51 год. Все его знают сейчас как доктора Лайтмана, а для меня он навсегда останется Тысяча Девятисотым из "Легенды о Пианисте". Сам фильм прошел бы мимо меня, если бы не великолепный Тим Рот.

3563818_3v51 (700x350, 61Kb)



Тимоти Саймон Смит родился в Лондоне, в семье художницы и журналиста. После Второй мировой войны, чтобы скрыть свою национальность, путешествуя по странам, враждебным Великобритании, его отец, родившийся в Нью-Йорке в семье британских иммигрантов с ирландскими корнями, изменил фамилию на «Рот».

Collapse )